История

Мировая история в фактах

Взрыв Крещатика в 1941 году

Осенью 1941 года обстановка на советско-германском фронте была критической. Красная армия отступала, был риск захвата столицы Украины – города Киев.
Руководствуясь указаниями Сталина инженерные части 37-й армии, которой командовал генерал-лейтенант Андрей Власов, (будущий защитник Москвы, а потом — предатель) и подразделения войск НКГБ начали широкомасштабные работы по минированию столицы. Были заминированы Крещатик и стратегические объекты Киева — объекты железнодорожного транспорта, связи (почтамт, телеграф, АТС), все электростанции, водопровод, мосты через Днепр и подступы к ним, все важные административные здания: Совнарком, Верховная Рада, ЦК КП(б)У, штаб Киевского Особого Военного Округа, НКГБ. Кроме того, Успенский собор, оперный театр, музей Ленина (ныне — Дом учителя), отдельные большие жилые дома.
Тогда впервые во Второй мировой войне массово использовались радиоуправляемые (на расстоянии до 400 км) фугасы.
Эти работы велись в строгой тайне, однако, киевляне быстро узнали, в чем дело. Свидетели видели, как в подвалы известного киевского «небоскреба» — дома Гинзбурга на ул. Институтской, 16-18 (теперь на этом месте находится гостиница «Україна») взрывчатку в деревянных ящиках носили сотрудники НКВД из своего здания напротив (позднее Октябрьский дворец), объясняя, это тем, что они перепрятывают архивы.
Руководил операцией по минированию начальник инженерных войск 37-й армии, оборонявшей Киев, полковник Александр Голдович.
17 сентября 1941 года части Красной армии начали отходить из Киева. В тот же день вышли из строя электростанции и водопровод. Настало безвластие.
Через два дня — 19 сентября — позади отступающих советских войск подразделения НКГБ подорвали металлические фермы обоих железнодорожных и автогужевого (имени Евгении Бош) мостов через Днепр, подпалили деревянный Наводницкий мост, рядом с которым тогда уже торчали из воды быки недостроенного будущего моста имени Патона. Не все красноармейцы даже успели перейти на левый берег.
В тот же день передовые подразделения немецкой 6-ой армии вошли в Киев.

Взрыв Крещатика в 1941 году
Ящики с обезвреженными минами возле Музея Ленина, 22 сентября 1941 года.

Немецкие саперы сразу начали разминировать те объекты, о которых знали от своей агентуры и населения.
Были спасены Оперный театр, музей Ленина, правительственные здания. Вытащив из здания музея Ленина три тонны тринитротолуола вместе с радиоуправляемыми устройствами, немцы выставили их на всенародное обозрение, иронизируя, что мол, большевики даже собственную «святыню» заминировали!
Первый огромный взрыв произошел после обеда 24 сентября в помещении «Детского мира» на углу Крещатика и Прорезной, 28/2, куда население, по приказу оккупационных властей, сдавало радиоприемники. В этом доме разместилась немецкая комендатура.

Взрыв Крещатика в 1941 году
Горящий «Детский мир»

Взрыв был такой силы, что вылетели стекла не только на самом Крещатике, но и на параллельных ему улицах Пушкинской и Меринга. Стекла рухнули со всех этажей на головы немцев и прохожих, и многие сразу же были поранены.
От детонации сработали взрывные устройства в соседних домах, в частности, в гостинице «Спартак» (Крещатик, 30/1). Началась катастрофический пожар главной улицы Киева.
Взрывы раздавались через неравные промежутки в самых неожиданных и разных частях Крещатика, и в этой системе ничего нельзя было понять. Взрывы продолжались всю ночь.
На верхних этажах и чердаках зданий было заготовлено множество ящиков боеприпасов и противотанковых бутылок с горючей смесью, ибо советское военное командование собиралось драться в Киеве за каждую улицу, для чего весь город был изрыт рвами и застроен баррикадами. Теперь, когда к ним подбирался огонь, эти ящики ухали с тяжким характерным взрывом-вздохом, обливая здания потоками огня. Это и доконало Крещатик.

Взрыв Крещатика в 1941 году
Объятые огнем дома на Прорезной. Вид со стороны современного майдана Незалежности.
Фото 24 сентября 1941 года.

Откуда-то немцы срочно доставили на самолете длинные шланги, протянули их от самого Днепра через Пионерский парк и стали качать воду мощными насосами. Но до Крещатика вода не дошла: среди зарослей парка кто-то шланги перерезал.
После нескольких отчаянных дней борьбы с пожаром немцы прекратили сопротивление, вышли из этого пекла, в котором, кажется, уже не оставалось ничего живого, и только наблюдали пожар издали.

Взрыв Крещатика в 1941 году
Пожар в Киеве в сентябре 1941 года

Сами взрывы закончились 28 сентября. Главный пожар продолжался две недели, и две недели стояло оцепление из автоматчиков.
Последствия взрывов и пожаров были ужасающими: исторического центра Киева, составлявшего славу города, больше не существовало. В горы битого кирпича, обожженные скелеты зданий были  превращены Крещатик и еще три километра прилегающих к нему улиц: Николаевская (ныне Городецкого), Меринговская (Заньковецкой), Ольгинская, часть Институтской, Лютеранской, Прорезной, Пушкинской, Фундуклеевской (Богдана Хмельницкого), бульвара Шевченко, Большой Васильковской, Думская площадь (Майдан Незалежности) — всего 940 крупных жилых и административных зданий, среди них пять лучших кинотеатров, театр, консерватория, цирк.
21 октября 1941 года газета «Українське слово» писала:
«Первый взрыв облаком дыма затмил ясный день. Пламя охватило магазин «Дитячий свит». С этого все и началось. Взрыв за взрывом. Пожар распространялся вверх по Прорезной улице и перекинулся на обе стороны Крещатика. Ночью киевляне наблюдали большую зарницу, которая постоянно разрасталась. Большевики разрушили водопровод. Потушить пожар было невозможно. В то время огонь был хозяином — он пожирал и уничтожал дом за домом.
Сгорело 5 лучших кинотеатров, Театр юного зрителя, театр КОВО, радиотеатр, консерватория и музыкальная школа, Центральный почтамт, Дом горсовета, 2 самых больших универмага, 5 лучших ресторанов и кафе, цирк, городской ломбард, 5 самых больших гостиниц («Континенталь», «Савой», «Гранд-готель» и другие), Центральна городская железнодорожная станция (билетные кассы), Дом архитектора и ученых, 2 пассажа, типография, 8 обувная фабрика, средняя школа, более 100 лучших магазинов. Уничтожено много библиотек, интересных документов, ценных вещей. Например, в Киевской консерватории сгорел большой орган и около 200 роялей и пианино.
Даже трудно себе представить и подсчитать размеры этого неслыханного преступления советов!»
Никто никогда не узнает, сколько в этих взрывах и пожаре погибло немцев, их снаряжения, документов, а также мирных жителей и имущества, так как никогда ничего на этот счет не сообщалось (ни большевиками, ни фашистами).

Взрыв Крещатика в 1941 году
Руины взорванного дома Гинзбурга

До этой варварской акции такое и вообразить было трудно, а вот НКВД вообразило и, так сказать, открыло в войнах новую страницу. Только после Крещатика и у немцев, и у советских родилось это правило: обследовать каждое занятое здание и писать «Проверено. Мин нет».
Понятным было уничтожение при отступлении мостов, военных и промышленных объектов. Но здесь взрывалось сердце города сугубо мирное, с магазинами и театрами.
В первые же дни бедствия, вызванного взрывами, когда более 50 000 киевлян остались без жилья и имущества, гитлеровцы тщетно попытались «раскачать» население на погром в городе, и его руками выполнить «грязную работу» по расправе над евреями.

Взрыв Крещатика в 1941 году
Разрушенный Успенский собор

Но ни тогда, ни позже ни одного конкретного факта погромов не было приведено даже в немецких документах. Нелепость попыток представить евреев как виновников большой беды киевского населения была очевидна даже для сбитой с толку охваченной паникой толпы. Их несостоятельность подтвердилась и позднее, в октябре и даже в ноябре 1941 года, когда взрывы и пожары продолжались в уже «очищенном» от евреев городе.
Боевой операцией спецслужб СССР быстро воспользовались немецкие оккупационные власти, использовав ее как повод для акции по «окончательному решению» еврейского вопроса в Киеве. Взрывы, пожары, хаос, обстановка беды, страха, возмущения и подозрения дали нацистам повод для проведения однократной крупномасштабной истребительной операции по уничтожению евреев в Бабьем Яру 29-30 сентября 1941 года.
Немецкие власти обещали восстановить главную улицу Киева, вскоре завалы даже начали разбирать — однако до самого завершения оккупации города в ноябре 1943 года Крещатик выглядел как кучи камней и железных балок, вокруг которых горожане протаптывали себе тропы.
Никогда, ни в то время, ни после советские власти не признались во взрыве Крещатика, а наоборот, приписали этот взрыв… немцам. Они кричали в печати о варварстве фашистов, а потом после Второй мировой войны обтыкали развалины плакатами и писали во всех газетах: «Восстановим гордость Украины Крещатик, зверски разрушенный фашистскими захватчиками».

Взрыв Крещатика в 1941 году
Вид с Крещатика на нынешнюю Прорезную, снимок 1943 или 1944 года.

Хотя весь Киев прекрасно знал, что Крещатик разрушен советскими, населению вдалбливалось, что это сделали проклятые немцы.
Лишь в 1963 году КГБ выдало для публикации небольшую «Справку КГБ при Совете Министров УССР о диверсионно-разведывательной деятельности группы подпольщиков г. Киева под руководством И. Д. Кудри». Справка эта не говорит об уничтожении Крещатика, но лишь о «взрывах», совершенно обходя само слово «Крещатик».
Из нее следовало, что И. Д. Кудря, под кличкой «Максим», был сотрудником органов безопасности, по их заданию был оставлен в городе вместе с группой, в которую входили Д. Соболев, А. Печенев, Р. Окипная, Е. Бремер и другие. Цитирую1:
«В городе… не прекращались пожары и взрывы, принявшие особенный размах в период с 24 по 28 сентября 1941 года, в числе других был взорван склад с принятыми от населения радиоприемниками, немецкая военная комендатура, кинотеатр для немцев и др. И хотя утвердительно никто не может сказать, кто конкретно осуществлял подобные взрывы, уносившие в могилу сотни «завоевателей», нет сомнения, что к этому приложили руку лица, имевшие отношение к группе «Максима». Главное же состояло в том, что заносчивым фашистским «завоевателям» эти взрывы давали понять, что хозяином оккупированной земли являются не они».

Взрыв Крещатика в 1941 году
Крещатик в 1944 году.

Дальнейшие советские публикации только подтверждали версию, что подрыв организовали власти СССР. Взрывы были радиоуправляемыми: по разным версиям, детонацию мин координировали из Харькова или из Воронежа, которые на тот момент еще контролировали советские войска.
Только КГБ могло бы осветить подробности уничтожения Крещатика, однако оно хранило тайну. И остается масса неясного, непроверенного. Существует много слухов и легенд; о каком-то чекисте-смертнике, который ворвался в вестибюль «Континенталя», включил взрыватели и погиб при этом сам. О том, что другой смертник взорвал во время сеанса кинотеатр Шанцера, когда он был набит немцами и прочее. Все это трудно проверить.
Несомненно одно: мины закладывались основательно, обдуманно, задолго до взятия немцами Киева, и, по крайней мере, в основной своей части имели систему взрывания, позволявшую их взрывать выборочно и в намеченное время.
Взрывая мирный Крещатик, диверсанты Красной армии действительно нанесли немцам ощутимый военный урон, а то, что при этом погибнет втрое больше мирных жителей, это советскую власть никогда не волновало. Тем более, что по советским понятиям люди, оставшиеся на оккупированной территории, — не патриоты, значит, и не люди.

Поделитесь с друзьями

Ваша оценка статьи:

1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Источники информации

1. Кузнецов «Бабий Яр»
2. Как большевики взорвали Крещатик
3. «Киевщина в годы Великой Отечественной войны, 1941—1945. Сборник документов» (Составители: Ф. И. Ильин. Под редакцией П. Т. Тронько)
4. Справка КГБ при Совете Министров УССР о диверсионно-разведывательной деятельности группы подпольщиков в г. Киев под руководством И.Д.Кудри
5. Юрій Краснощок «Розшукуються державні злочинці» розділ 4 «Кілери Кремля»
6. Кондратенко «Эхо взорванного Крещатика»
7. Гладко «Наслідки пожежі в Києві»

наверх