СССР

Была такая страна

Загадка смерти Бехтерева

академик Бехтерев
Владимир Михайлович Бехтерев (20 января [1 февраля] 1857 г., Сарали, Елабужский уезд, Вятская губерния (ныне Бехтерево, Елабужский район), Российская империя — 24 декабря 1927 г., Москва, СССР) — русский и советский психиатр, невропатолог, физиолог, психолог, основоположник рефлексологии и патопсихологического направления в России, академик. Тайный советник, генерал-лейтенант медицинской службы Русской императорской армии.

Вечером 23 декабря 1927 года академик Бехтерев, приехавший из Ленинграда в Москву на I Всесоюзный съезд невропатологов и психиатров, отправился с женой в Большой театр на «Лебединое озеро».
В антракте Бехтерев зашел в буфет, съел две порции мороженого, со второго действия вернулся в квартиру профессора Сергея Благоволина, у которого остановился.
И неожиданно заболел: у него начался профузный понос. После непродолжительного приступа острого желудочно-кишечного заболевания (так и оставшегося неизвестным!), несмотря на уколы, сделанные неким экстренно приглашенным домашним врачом, академик стал терять сознание, его дыхание стало прерывистым, частота пульса резко упала и после короткой агонии он скончался.
Странности, которые произошли далее, описал в своем исследовании историк медицины профессор Август Шерешевский.
По приказу наркома здравоохранения Семашко для вскрытия тела Бехтерева были спешно вызваны не специалисты в области патологической анатомии или судебной медицины, а психиатры!  Однако один известный патологоанатом при вскрытии все же присутствовал — будущий академик Алексей Абрикосов.
Вскрытие тела было сделано в условиях, далёких от профессиональных — в той же квартире, где и скончался ученый. Да и настоящим вскрытием это не назовешь: психиатр Аристарх Ильин вскрыл лишь череп покойного. Во время беглого осмотра мозга никаких болезненных явлений в веществе мозга, оболочках и сосудах не обнаружили, сосуды мозга «не склерозированы, и развитие их на основании мозга… идеально правильное».
Однако вскрытия уже собственно мозга — горизонтальными разрезами — Абрикосов не допустил, забрал его, залил формалином и на своей машине увез к себе в лабораторию.
Вскрытие собственно тела академика не было произведено!
Кроме того, в тот же день его спешно кремировали, хотя родственники Бехтерева были решительно против этого.
Коллег и близких насторожила в такой степени быстротечная и неестественная смерть академика, имевшего, как утверждали близко знавшие его, отменное здоровье. В результате, по «Москве медицинской» сразу пошла молва о, предположительно, насильственной смерти Бехтерева.
Масла в огонь добавило то, что как оказалось, в те декабрьские дни 1927 года академик Бехтерев — крупнейший в мире врач-невропатолог и одновременно виднейший же психиатр своего времени — по просьбе Лечебно-санитарного управления Кремля консультировал генерального секретаря ЦК ВКП(б) И.В. Сталина. Формально осмотр производился в связи с сухорукостью вождя. Такой врачебный осмотр Сталина проводился впервые.
Существует несколько версий.
По одной из них, такой специалист, как академик Бехтерев, не мог не обратить внимание на некоторые «аномальные личностные особенности своего пациента». Выйдя из сталинского кабинета в приемную, он якобы бросил фразу: «обыкновенный параноик». И это, дескать, тут же было доложено вождю, а тем же вечером произошло то, что произошло.
По другой версии, Бехтерев произнес лишнее уже в президиуме съезда, вернувшись с осмотра:
«Смотрел одного сухорукого параноика».
Очень сомнительно, что Бехтерев, связанный врачебной этикой, вообще стал бы распространяться о своем пациенте.
Бесспорно, Бехтерев — первый психиатр, проведший осмотр Сталина, потому только по одному этому факту уже становился носителем самой опасной информации — о состоянии здоровья вождя. Тем более в очень трудный для Сталина период. Буквально недавно завершился XV съезд ВКП(б), формально зафиксировавший разгром объединенной оппозиции Троцкого-Каменева-Зиновьева. Однако это было только временное затишье: ситуация в Политбюро нестабильна, диктатуры одного лишь Сталина пока еще нет, он – уже Сталин, но пока не единоличный вождь, а один из. Сталину на пути к единоличной власти было необходимо тщательно выверять каждый шаг и, по словам историка Олега Хлевнюка, «осторожничать, бить наверняка, скрывать свои намерения и маскировать действия».
И тем более нельзя было допустить утечки информации о состоянии здоровья вождя!
Так это или нет, достоверно неизвестно, но опасный носитель информации, сделав свое дело, немедленно ушел в небытие…

 

Поделитесь с друзьями

Ваша оценка статьи:

1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (2 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Источники информации

1. Ворогов «Таинственная смерть академика»






наверх