Непознанное

Аномальное в нашей жизни

Ладожский Летучий Голландец

Cреди этнографов Карелии давно известна информация о встречах с Ладожским Летучим Голландцем.

Первая встреча с Ладожским Летучим Голландцем

Летучий ГолландецПервая встреча с кораблем-призраком на Ладоге произошла летом 1955 года. А произошло это так.
В это время старшина балтийского флота Семен Шкруднев гостил у своих родственников в поселке на побережье Ладожского озера.
Однажды вечером он на своей моторной лодке вышел на Ладогу, чтобы проверить
поставленные накануне сети. Однако в сумерках в районе острова Ряпой он не справился с управлением, его моторная лодка налетела на топляк и быстро затонула.
 Семен вплавь добрался до каменистого островка и всю следующую ночь провел на холодных камнях, время от времени оглашая темноту громкими криками о помощи. Когда рассвело, он вдруг заметил проступающий сквозь туман силуэт стоящего около островка мотобота.
Семен закричал, пытаясь привлечь внимание команды, но безрезультатно, на судне молчали. Недолго думая, Шкруднев бросился в воду и поплыл к мотоботу, до которого было всего около сотни метров, но, подплыв вплотную, он не увидел на палубе ни одного человека. Зато с борта свисал трос.
Старшина схватил его, подтянулся и перевалился на палубу. В этот момент судно медленно двинулось от острова, оставляя его за стеной густого тумана.
Первое, что почувствовал Семен на борту, — странный, почти зимний холод и сильный илистый запах. Затем он обратил внимание на проржавевшие судовые механизмы и снасти, густо заляпанные засохшим птичьим пометом, а также на валяющиеся на палубе пучки гниющих водорослей и высохшие трупы чаек. В этот момент моряк заметил стоящую у штурвала фигуру в брезентовой робе.
Шкруднев направился к рубке и, подойдя к открытой двери, спросил:
«Куда идем, капитан?»
«В ад», — ответил глухой, словно из трюма голос.
Семену показалось, что он ослышался, но в это мгновение фигура повернулась к нему лицом. Под низко надвинутой капитанской фуражкой старшина успел рассмотреть желтую кость с черными пятнами тлена, зияющие пустотой глазницы, темный провал носа и жуткий оскал зубов!
Пораженный Шкруднев бросился за борт и в ужасе поплыл прочь от страшного мотобота. Когда через некоторое время старшину заметили с проходящего неподалеку рыболовецкого баркаса, он едва держался на плаву.
Рыбаков удивило, что при оказании помощи тонущий сопротивлялся и, даже вытащенный из воды, пытался снова выпрыгнуть за борт.
Чтобы спасенный не буянил и пришел в себя, его напоили спиртом и заперли в кубрике.
После этого случая команды пассажирских пароходов, грузовых и рыболовецких судов время от времени наблюдали в разных районах Ладоги мрачный, неухоженный мотобот. Чаще всего его видели в сумраке наступающего рассвета или на закате. Несколько раз
встречи проходили по ночам.
На облупленных, поржавевших бортах с трудом угадывался какой-то трехзначный номер, точно определить который не представлялось возможным.

История появления Ладожского Летучего Голландца

История появления этого мотобота известна отчасти.
Она началась в Финляндии незадолго до так называемой Зимней войны. В 1937 году в Кексгольме (сейчас город Приозерск) поселился шведский капитан Юхан Сигвард. Появление нового человека в маленьком финском городишке вызвало повышенный интерес, который, однако, скоро сменился чувством неприязни и страха.
Для этого были все основания.
Сигвард был огромного роста, силен и нелюдим.
Всех финнов он считал недочеловеками, о чем прямо говорил местным жителям. Держал огромную злую собаку непонятной породы, поговаривали, что это помесь гренландской лайки и полярного волка.
Вскоре Сигвард приобрел морской мотобот «Господня благодать» и, закрасив его прежнее название, вывел на борту черной краской зловещие цифры — 666.
Затем на Дальней Мызе, где он поселился, появился странный гость — глухонемой тип, напоминающий внешностью и повадками закоренелого преступника.
С этого момента практически каждую ночь мотобот «Три шестерки», как его окрестили местные жители, уходил в открытую Ладогу.
О том, чем они промышляли, можно было только догадываться, но то, что не ловом рыбы, в этом не сомневался никто.
Однажды рыбаки Карвонен и Такконен задержались на промысле до глубокой ночи.
Показалась луна, озарив все вокруг холодным бледным светом. Внезапно ухо Карвонена уловило прерывистый вой.
Он становился все отчетливее, и столько скрытой угрозы и ярости таилось в нем, что оба рыбака замерли и тревожно переглянулись. Утлый челн качнуло тяжелой волной, и они увидели проходящий недалеко от них на малых оборотах мотобот Сигварда. На носу «Трех шестерок» возвышалась высокая фигура капитана, рядом сидела его жуткая собака. Спустя несколько дней, накануне дня святого Улофа, когда, по старинным скандинавским поверьям, ведьмы и прочая нечисть слетаются на шабаш в местечко Блакулла, в Кексгольме случилось несколько неприятных событий.
Кто-то ночью проник в городскую кирху и совершил в ней страшное святотатство:       надругался над распятием, посбивал с постаментов скульптуры святых и оставил на кафедре проповедника некую мерзость, напоминающую человеческие экскременты. Директор местного музея Вяхавяйнен, человек начитанный и прозорливый, поспешил к полицейскому исправнику Кууконену, которому сообщил о своих подозрениях. Полицейский вежливо выслушал его и сказал:
«Ко мне уже прибегал наш городской библиотекарь господин Кюляя, так вот он считает, что это Сигвард — большевистский агент, готовящий в Финляндии новую революцию. С библиотекарем ясно: свихнулся человек на шпионских романах, но от вас, честно признаюсь, таких выводов не ожидал, тем более со всей этой мистикой и чертовщиной».
В отчете о происшествиях, составленном для полицейского управления в Хельсинки, исправник подробно изложил версию Вяхавяйнена и, что удивительно, выдал ее за свою, а на Дальнюю Мызу направил полицейский наряд. Правда, тот вернулся ни с чем: хозяин Мызы и его гость отсутствовали, не было и мотобота у причала.
В полночь 31 августа, в день святого Улофа, над Ладогой разразились сильнейший ураган и гроза. Такого буйства стихии не помнили даже старожилы. Волнами повредило мол и городской причал, порывами ветра валило вековые деревья и срывало кровлю с домов.
И всю ночь в предместьях Кексгольма жарко пылала, вероятно подожженная ударом молнии, Дальняя Мыза.
После этого урагана мотобот «Три шестерки» больше никогда и нигде не видели. Скорее всего, он бесследно канул в пучине озера.
Не принесли никаких результатов и официальные запросы в порты Лахденпохья, Сортавала, Импилахти и даже к советским пограничникам…

Последнее наблюдение Ладожского Летучего Голландца

Призрачное судно последний раз видели на Ладоге в самом конце зимы 2010 года при весьма трагических обстоятельствах. Под вечер 27 февраля сильным ветром в Волховской губе оторвало от берега огромную льдину с рыбаками-любителями и понесло в открытое озеро. В беду попало около тысячи человек Из-за сложных метеоусловий и плохой видимости спасательные работы пришлось отложить до утра, поэтому всю ночь бедолаги провели среди мрака, стужи и волн.
Когда эвакуация рыбаков завершилась, многие из них принялись возмущаться:
 «Почему ваш мотобот взял на борт всего четырех человек и ушел? Где этот капитан, мы ему рыло начистим!»
«Спасательные работы производились только вертолетами, никаких судов задействовано не было», — удивился начальник оперативного штаба.
Однако выяснилось, что в полночь к дальнему концу льдины неслышно пристал мотобот. Толпа с надеждой побежала к нему, но едва на борт поднялись четверо самых резвых рыболовов, он не стал ждать других и ушел в бушующее озеро.
«Ничего не понимаю», — развел руками начальник штаба.
На всякий случай он связался по радио с региональным МЧС, где получил подтверждение,
что ни одно судно в эвакуации рыбаков участия не принимало…

Поделитесь с друзьями

Ваша оценка статьи:

1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (2 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Источники информации

1.Туманов и Попов «Призрак Ладоги»






Похожие статьи

наверх