Личности

Люди в истории

Айседора Дункан

Айседора Дункан
Айседора Дункан (Isadora Duncan; 26 мая 1877 года или 27 мая 1878 года, Сан-Франциско, Калифорния — 14 сентября 1927, Ницца) — американская танцовщица-новатор, основоположница свободного танца. Разработала танцевальную систему и пластику, которую связывала с древнегреческим танцем.

Айседора Дункан…
Ни один ее любовник не стал ее мужем (исключение составил только Сергей Есенин), и все ее дети появились на свет вне брака и от разных мужчин. Третьего ребенка, который умер в младенчестве, она родила после трагической гибели сына и дочери, буквально попросив первого встречного «подарить ей ребенка».
В те годы шоу-бизнес был в зачаточном состоянии, однако она уже была его настоящей звездой, и к тому же сама себе режиссер, импресарио и пиар-менеджер.
Слава Айседоры Дункан гремела на всю Европу, ее называли «живым воплощением души танца», «Терпсихорой». Она сделала женское тело материалом для искусства.
«Если мое искусство символично, то символ этот — свобода женщины и эмансипация ее от закосневших условностей, которые лежат в основе пуританства», — писала Дункан.
Безусловной революцией был даже внешний вид Айседоры Дункан: танцующая для публики женщина, похожая на античную статую, в короткой прозрачной тунике, не просто без корсета (что само по себе неприлично), но — о ужас! — без нижнего белья и босиком…
Искусство Дункан продолжения не имело и закончилось с ее смертью.

Детство Доры Дункан

Айседора Дункан
Айседора Дункан.
«Личность ее, школа ее сыграют большую роль в борьбе идей новой цивилизации». (Василий Розанов)

Анджела Дункан родилась в Сан-Франциско (США) 26 мая 1877 года в семье учительницы музыки Марии Айседоры Грей и Джозефа Чарльза Дункана, запутавшегося в финансовых аферах банкира и знатока искусств, который предательски бросил жену с четырьмя маленькими детьми. Как снег на голову обрушилась нищета: в своих воспоминаниях «Моя жизнь» Дункан пишет, что мать, когда была ею беременна, питалась исключительно устрицами с шампанским, однако после рождения ребенка семья с четырьмя детьми осталась практически без средств к существованию.
Свое собственное призвание Дункан почувствовала очень рано, начав танцевать раньше, чем ходить:
«Когда меня ставили в детской распашонке на середину стола, я танцевала под всякую мелодию, которую мне играли, и служила забавой всей семье и друзьям».
Маленькая Дора (звучную Айседору она придумала, когда стала выступать на светских вечеринках) в детстве с восторгом внимала игре матери и первые музыкальные впечатления пыталась передать в движении:
«Ребенком я выражала в танце порывистую радость роста; подростком — радость, переходящую в страх при первом ощущении подводных течений, страх безжалостной жестокости и уничтожающего поступательного хода жизни».
А уже в шестилетнем возрасте Дора собирала соседских детей и учила их импровизировать под музыку — так родилась идея ее школ.

Сценическая карьера Айседоры Дункан

В 10 лет Дора Дункан бросила школу, которую считала бесполезной, и основательно занялась музыкой и танцами, продолжив самообразование.
Переехав в 18 лет в Чикаго, она начала выступать с танцевальными номерами в местных ночных клубах, где танцовщицу преподносили как экзотическую диковинку: она танцевала босиком в греческом хитоне, чем изрядно шокировала публику.
С 1899 года Дункан выступала в Лондоне.

Айседора Дункан
Айседора Дункан.
Танец на пляже — гимн свободе, красоте и музыке волн.
1915 год.

С 1901 по 1902 год она выступала вместе с Лои Фуллер – основательницей танца модерн, которая повлияла на формирование исполнительского стиля Дункан.
В апреле 1902 года на гастролях в Будапеште к Дункан пришёл первый большой публичный успех. В 1903 году Дункан вместе с семьёй совершила артистическое паломничество в Грецию, где инициировала строительство храма на холме Копанос для проведения танцевальных занятий.
В конце 1904 года Айседора Дункан приехала на гастроли в Петербург, а в начале 1905 года – в Москву, где русское общество приняло ее на ура. Самые тонкие критики не сомневались, что танцу Айседоры предназначено смести с «парохода современности» старую культуру, классический и засохший от академизма балет.
В 1909 году Айседора Дункан открыла школу танца во Франции.
В январе 1913 года она еще раз приехала на гастроли в Россию.
Своих детей и учеников Айседора Дункан стремилась растить в роскоши, холе и неге. Деньги, которые были заработаны на гастролях, она тратила на обустройство своих танцевальных школ — и в счастливом Грюневальде, и в постреволюционной России ей важно было, чтобы дети впитывали ее философию движения в красивых интерьерах, чтобы они были сыты и здоровы.

Айседора Дункан
Айседора Дункан с ученицами.
1908 год.

Виллу в Грюневальде Дункан обставила в греческом духе, а учеников фактически содержала. То же было и в СССР — ей приводили детей, чтобы спасти их от голодной смерти.
Никаких утонченных или специальных средств выразительности в арсенале танцовщицы не было: шаг, легкий бег, невысокие прыжки, свободные батманы с незначительным подъемом ноги, выразительные позы и жестикуляция. Сильное впечатление создавали она сама, ее совершенное тело (полупрозрачная развевающаяся туника ничего не скрывала), свет и прекрасная музыка — Брамс, Глюк, Шуман, Шуберт, Мендельсон и Шопен.
Все современники отмечают также, что был какой-то особый магнетизм в ее движениях.
Поэты Серебряного века вписывали ее искусство в свою эстетику и восторгались умением передать движением музыку, аплодировали чувственности ее танцев и ее наготе. Максимилиан Волошин, автор пер вой в русской прессе рецензии на выступление Дункан, заявлял, что она «танцует все то, что другие люди говорят, поют, пишут, играют и рисуют.
… Музыка претворяется в ней и исходит от нее».
Еще дальше в восторгах пошел Андрей Белый:
«Она — о несказанном. В ее улыбке была заря. В движениях тела — аромат зеленого луга. Складки туники, точно журча, бились пенными струями, когда отдавалась она пляске вольной и чистой».
Тонкий, широко образованный историк культуры, философ, эссеист и пропагандист эстетики модернизма, критик Аким Волынский писал о танце Дункан как о «перевоплощении музыки в зрительное впечатление».
Секретарь и переводчица Айседоры Дункан Лола Кинел в своей книге «Под пятью орлами» писала:
«Разве можно забыть неповторимую грацию ее прекрасных рук, когда она как будто укачивала
ребенка, грацию тех несчастных рук, которые так долго оставались пустыми?
А вальсы Брамса?
В особенности один, где Айседора в образе богини радости усыпает все вокруг себя цветами. Я могла бы поклясться, что видела на сцене детей. Но здесь не было ничего, кроме ковра… улыбалась танцующая Айседора, склоняясь в порывах счастья направо и налево…
Это было настоящее волшебство…»

Айседора Дункан
Вариации на тему золотого века: даже заурядную лужайку танцующая Дункан умела превратить в райский сад.
1920 год.

Справедливости ради надо сказать, что выступления Айседоры Дункан, вызывавшие восторг у одних, раздражали других. Так, знаменитый дирижер Александр Зилоти называл её танцы примитивными и не находил никакого соответствия между музыкой и движениями:
«Она то поднимала руки кверху, то вдруг как будто искала потерянную на полу бумажку…
И вдруг г-жа Дункан начала танцевать не то какой-то канкан, не то «козлом» по сцене бегать».
Осенью 1921 года, Айседора Дункан, которая называла себя «красной» и «марксисткой», получила приглашение от советского правительства и обещание государственной поддержки танцевальной школы, которую намеревалась создать для детей рабочих и крестьян новой России. В «Рабочей Москве» было помещено объявление об открытии «школы Айседоры Дункан для детей обоего пола в возрасте от 4 до 10 лет».

Дети Айседоры Дункан

В 1906 году, в 29-летнем возрасте, Айседора  родила первого ребёнка — дочь Дейрдре. Пережив очень тяжелые роды, она поклялась, что больше такого варварства не допустит.
Отцом Дейрдре был Гордон Крэг — режиссер-реформатор и великий сценограф, как его называла склонная к экзальтации влюбленная женщина. Этот роман длился почти четыре года и был основан не лишь на страсти, но и на общности интересов.

Гордон Крэг
Режиссер, сценограф и великий реформатор театра Гордон Крэг, отец Дейрдре, дочери Айседоры Дункан, в костюме Арвирага — персонажа
пьесы Уильяма Шекспира «Цимбелин»

Крэг восхищался Айседорой и ценил ее высоко:
«Она была предтечей… Она выпустила танец в наш мир в твердой уверенности, что творит великое и истинное…
Стоило лишь увидеть ее танец, как мысли уносились ввысь, словно с приливом свежего воздуха».
Ее второго ребенка, сына Патрика, отцом которого был Парис Юджин Зингер — наследник империи Зингеров, принимал опытный врач, применявший анестезию. Дункан во всеуслышание заявила, что современная женщина не должна рожать в муках – вызов христианской морали и совершенно революционная по тем временам декларация.

Айседора Дункан
Айседора с Дейрдре и Патриком незадолго до автокатастрофы, в которой дети погибли.
1913 год.

Дети, пишет Дункан, сделали ее по-настоящему счастливой, а ее тело совершенным. Самые трогательные и прочувствованные строки в мемуарах танцовщицы посвящены детям и радостям материнства. Однако эта радость была недолгой: в 1913 году в Париже сын и дочь вместе с няней погибли в автокатастрофе.

Дункан и Есенин

Осенью 1921 года в студии художника Георгия Якулова состоялась встреча Айседоры Дункан с Сергеем Есениным, которая описана Анатолием Мариенгофом в «Романе без вранья»:
«Она обвела комнату глазами, похожими на блюдца из синего фаянса, и остановила их на Есенине. Маленький, нежный рот ему улыбнулся. Изадора легла на диван, а Есенин у ее ног. Она окунула руку в его кудри и сказала: Solotaia golova!
Было неожиданно, что она, знающая не больше десятка русских слов, знала именно эти два.
Потом поцеловала его в губы. И вторично ее рот, маленький и красный, как ранка от пули, приятно изломал русские буквы: Anguel!
Поцеловала еще раз и сказала: Tschort!
В четвертом часу утра Изадора Дункан и Есенин уехали».
2 мая 1922 года в Хамовническом загсе Москвы состоялось бракосочетание Сергея Есенина и Айседоры Дункан. Ему было 27, ей – 45 лет.
Новобрачные выразили желание носить двойную фамилию Дункан-Есенин. Выходя из загса, Есенин радостно воскликнул:
«Теперь я — Дункан».
Неаппетитные подробности этого союза, пьяные выходки, бунт и загулы поэта, скандалы в рамках «имажинистского проекта», двусмысленную роль Дункан, терпеливо сносившей унижения и все прощавшей молодому мужу, сладострастно пересказывали все мемуаристы и все сплетники Москвы и русского зарубежья.

Айседора Дункан и Сергей Есенин
Айседора Дункан и Сергей Есенин

10 мая 1922 года Дункан и Есенин вылетели в Германию. Айседору ждали гастроли в Европе и Америке, Есенин мечтал покорить своими стихами мир, при всем том очень быстро Европа ему наскучила, а невнимание к нему публики поэт счел оскорбительным.
Их заграничное турне не задалось. Американский импресарио Дункан Соломон Юрок был недоволен ее выступлениями, публики приходило все меньше, сборы падали, к тому же, по выражению Юрока, Айседора танцевала одновременно «распущенно и равнодушно».
В феврале 1923 года Есенин и Дункан на пароходе «Джордж Вашингтон» отбыли в Старый Свет. «Эту большевистскую шлюху, которая носит недостаточно одежды, костыль ей вместо подстилки… я бы послал назад в Россию…» — такими словами популярного протестантского проповедника Билли Санди проводила Америка свою знаменитую Айседору. Однако та в долгу не осталась и заявила репортерам нью-йоркских газет:
«Материализм — проклятие Америки. Последний раз вы видите меня… Лучше я буду жить в России на черном хлебе и водке, чем здесь в лучших отелях. Вы ничего не знаете о любви, о пище духовной и об искусстве!»

Смерть Айседоры Дункан

14 сентября 1927 года в Ницце шарф, которые она так любила, сделался для нее удавкой, а автомобиль в одно мгновение затянул эту удавку на шее.
Журналист Илья Шнейдер, правда, называет злополучный шарф шалью:
«Айседора спустилась на улицу, где ее ожидала маленькая гоночная машина, шутила и, закинув на плечо конец красной шали с распластавшейся желтой птицей, прощально махнула рукой и, улыбаясь, произнесла последние в своей жизни слова…
Красная шаль с распластавшейся птицей и голубыми китайскими астрами спустилась с плеча Айседоры, скользнула за борт машины, тихонько лизнула сухую вращавшуюся резину колеса. И вдруг, вмотавшись в колесо, грубо рванула Айседору за горло».
Прах Айседоры Дункан покоится в колумбарии на кладбище Пер-Лашез.

Айседора Дункан
Надгробие Айседоры Дункан в колумбарии кладбища Пер-Лашез в Париже.
Поделитесь с друзьями

Ваша оценка статьи:

1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (2 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Источники информации

1. Головинская «История левой босоножки»
2. Дункан, Макдугалл «Русские дни Айседоры Дункан и её последние годы во Франции»
3. Сироткина «Айседора Дункан и сто десять лет свободного танца»
4. Сидоров «Современный танец»
5. Курт «Айседора. Неистовый танец жизни»
6. Аляшева «Айседора Дункан. Документальные свидетельства и фантазии»
7. Голикова «Сергей и Айседора»

Похожие статьи

наверх