Униформа

Военная одежда армий мира

Кавалерия Австро-Венгрии в Первую мировую войну ч.1

Гусарские полки Австро-Венгрии в Первой мировой войне
Драгунские полки Австро-Венгрии в Первой мировой войне
Уланские полки Австро-Венгрии в Первой мировой войне

Организация и состав кавалерии Австро-Венгрии

После пехоты следующим по численности и по значению родом войск в австро-венгерской армии считалась кавалерия. Традиционно ей отводилась важная роль на поле боя; кроме того, разнообразная нарядная форма кавалеристов, — лихих наездников и красавцев-мужчин — служила «визитной карточкой» армии двуединой монархии.
Состав кавалерии австро-венгерской армии во время 1-й Мировой войны был следующим:
— 15 драгунских полков (Dragonerregiment),
— 16 гусарских полков (Husarenregiment),
— 11 уланских полков (Ulanenregiment),
— 6 ландверных (австрийских резервных) уланских полков,
— 10 гонведных (венгерских резервных) гусарских полков,
— 1 конный тирольский дивизион «народных стрелков»,
— 1 конный далматинский дивизион «народных стрелков»,
— 47 венгерских кавалерийских эскадронов ландштурма (ополчения).

С 1868 года различия в организации разных видов кавалерии были упразднены, и по составу все полки стали одинаковы, невзирая на сохранение традиционных наименований гусар, улан и драгун. Разница проявлялась только в обмундировании, а также в национальном составе. Драгунские полки комплектовались преимущественно немцами и чехами, с добавлением словаков и словенцев. Исключением был только 9-й драгунский полк, который более чем на половину состоял из румын; остальные были поляками и русинами.
Уланские — в основном состояли из поляков и русинов (украинцев), а также чехов и сербо-хорватов.
В гусарских полках служили почти исключительно венгры, с небольшим количеством румын, сербохорватов и словаков.

 

Кавалерийский полк по штату мирного времени состоял из:
— штаба,
— 6 эскадронов (в эскадроне 117 человек; 3 взвода), разделенных на два дивизиона,
— пионерного (саперного) взвода,
— взвода связи (2 телеграфные секции и 2 расчета ацетиленовых сигнальных ламп),
— обоза и запасного кадра.
Всего в полку без запасного кадра насчитывалось 37 офицеров и 874 нижних чина.

Штаб включал в себя 2 дивизионных штаба; в нем состояли:
— командир полка (полковник),
— 2 командира дивизионов (подполковник и майор),
— полковой адъютант (обер-лейтенант),
— командир пионерного взвода (обер-лейтенант),
— офицер провиантской службы (обер-лейтенант),
— 3 врача,
— офицер казначейской службы (капитан или обер-лейтенант),
— чиновник ветеринарной службы,
— 2 вахмистра,
— 2 телеграфиста (старшие унтер-офицеры),
— 2 санитара,
— 2 капрала казначейской службы,
— фельдфебель,
— полковой трубач,
— 2 трубача дивизионов,
— оружейный мастер,
— 10 денщиков.
Всего: 10 офицеров, военный чиновник, 23 нижних чина.

 

Пионерные взводы кавалерийских полков, кроме прочего специального снаряжения, имели на вооружении легкие понтоны для переправы через небольшие реки, а в 6-м драгунском, 1-м, 2-м, и 16-м гусарских, 3-м и 7-м уланских полках они были обучены и оснащены для форсирования более серьезных водных преград.

По категориям личный 6 состав эскадронов делился следующим образом.
Офицеры:
— 6 ротмистров 1-го класса,
— 4 ротмистра 2-го класса,
— 8 обер-лейтенантов,
— 9 лейтенантов.
Конные нижние чины:
— кадет — заместитель офицера,
— 12 вахмистров,
— 24 старших унтер-офицера,
— 72 капрала,
— 6 эскадронных трубачей,
— 24 ефрейтора,
— 732 драгуна (улана или гусара).
Пешие нижние чины:
— 6 унтер-офицеров казначейской службы,
— 78 драгун (улан, гусар),
— 30 денщиков,
— 6 коновалов,
— 6 шорников.
Всего: 27 офицеров и 851 нижний чин.

Запасный кадр:
— ротмистр 1-го класса,
— обер-лейтенант,
— 2 лейтенанта,
— вахмистр,
— старший унтер-офицер.
Пешие нижние чины:
— унтер-офицер казначейской службы,
— 3 капрала,
— 2 ефрейтора,
— 11 драгун (улан, гусар),
— 4 денщика.
Всего: 4 офицера и 23 нижних чина.

В мирное время кавалерия организационно подчинялась командованию территориальных корпусов. Соединения формировались неоднообразного состава, в зависимости от количества кавалерийских частей, дислоцировавшихся на данной территории, которое, в свою очередь, зависело от характера театра военных действий и предполагаемого противника.
Всего к началу войны имелось 9 кавалерийских дивизий (по 1-2 бригады), 9 отдельных бригад (по 1-3 полка) и 3 отдельных полка.

По мобилизации кавалерия сводилась в 11 дивизий. Для прикрытия мобилизации остальной армии они должны были развертываться вдоль границы.
Обычно дивизия состояла из 4 полков (24 эскадрона, около 3600 человек) и конно-артиллерийского дивизиона из 3 батарей (в ландверных и гонведных дивизиях была только 1 батарея), а также санитарного отряда, мостовой колонны, колонны с боеприпасами и обозной колонны.

5-й и 14-й драгунские, 2-й, 5-й, 8-й и 15-й гусарские, 4-й и 10-й гонведные гусарские полки и все 6 ландверных уланских полков не попадали в состав дивизий военного времени, а распределялись в качестве дивизионной конницы по пехотным соединениям (как правило, по 2 эскадрона на пехотную дивизию) и предназначались для выполнения функций конных разведчиков и ординарцев, патрулирования местности, охраны штаба дивизии, а также несения военно-полицейской службы. По мере надобности для этого привлекались по 1-2 эскадрона и от других полков, входивших в состав кавалерийских дивизий. Кроме того, еще в мирное время конный взвод прикомандировывался к штабу корпуса. В военное время эта практика распространилась и на штабы армий.

Конные тирольские и далматинские «народные стрелки» представляли собой ландверные (резервные) формирования. Тирольский дивизион состоял на 58% из немцев и на 38% из итальянцев, а далматинский имел в своих рядах 82% сербохорватов. Структурно дивизионы «народных стрелков» отличались от линейной кавалерии тем, что взводы связи состояли только из телеграфных секций; расчеты ацетиленовых сигнальных ламп отсутствовали. Стрелки придавались горным пехотным бригадам из расчета по взводу на бригаду. В ходе войны для этой цели повзводно использовались также 5-й и 12-й уланские полки.

Эскадроны ландштурма (ополчения) формировались только в военное время для вспомогательной службы в тылу.

Таким образом, общая численность регулярной кавалерии в военное время должна была составить около 52 000 всадников, в том числе около 40 000 в составе кавалерийских дивизий.

Униформа кавалерии Австро-Венгрии

В 1869 году униформа и снаряжение кавалерийских частей австрийской армии были значительно упрощены и унифицированы. Так, были введены единые для всей кавалерии краповые брюки для верховой езды, кепи для полевой службы (фуражная шапка) того же цвета, черные сапоги со шпорами, кофейно-коричневая кавалерийская шинель (пальто), из-за своего свободного покроя часто именуемая также плащом.

Кавалерия Австро-Венгрии

Кавалерия Австро-Венгрии:

1- венгерская королевская конная гвардия, праздничная униформа;
2- венгерская императорская конная дворцовая гвардия, парадная форма;
3 — гусар венгерской мобильной милиции (Гонвед);
4 – гусар;
5 – драгун;
6 — драгун-офицер;
7 – улан;
8 — гусарский офицер;
9 — улан из мобильной милиции.

К 1914 году эти предметы, показавшие на деле свою практичность, оставались на снабжении.
Шинель М.1881 была двубортной (2×6 металлических пуговиц), имела сзади разрез и застегнутый на одну пуговицу хлястик из двух частей.
Капюшон был к этому времени отменен, зато на рукавах появились обшлага.
Довольно широкий отложной воротник украшался петлицами из приборного сукна. При ношении шинели в пешем строю, если сабля не оставалась на седле, то находилась под одеждой, а эфес выставлялся наружу через прорезь левого кармана.
Кроме шинелей, все австро-венгерские кавалеристы имели дополнительно еще один вид верхней одежды, аналогичный гусарскому ментику. Это были куртки на меху (как правило употреблялась овчина), которые они носили, смотря по сезону, надетыми в рукава, либо внакидку. Детали покроя и отделки отличались сообразно установившимся в каждом из видов кавалерии традициям.

Фуражная шапка имела покрой, аналогичный пехотному кепи, но козырек, в отличие от него, изготавливался не из кожи, а из двух слоев того же крапового сукна что и сама шапка. Обычно он был сложен и прижат к передней части шапки застегнутым на пуговицы отворотом, и переводился в «рабочее» положение только в случае необходимости.
В сложенном виде эта шапка походила на современные пилотки. Ее полагалось употреблять вместо парадного головного убора вне строя, а также — на занятиях в составе эскадрона.

Кавалерия Австро-Венгрии

Кавалерия Австро-Венгрии:

1 – драгун;
2 – гусар-офицер;
3 – улан: на коне-рядовой, стоит – офицер;
4 – драгун в зимней парадной форме;
5 – гусар;
6 – улан;
7 – драгун;
8 – улан;
9 – гусар.

Брюки были довольно свободными выше колена и облегающими ниже его, для удобного ношения с высокими сапогами. На передней части бедер находились горизонтально прорезанные карманы без клапанов, застегивавшиеся на костяные пуговицы.
Наряду с парадными брюками употреблялись также повседневные, которые имели на седалищной части обшивку из той же ткани.

 

Для сбережения мундиров на хозработах и в конюшне носили рабочую одежду — летом из полотна, в остальное время — кавалерийскую блузу М.1869, похожую на пехотную, но без погон.

Логическим продолжением унификации должно было стать введение для военного времени единообразной формы защитного цвета, как это и произошло в начале XX века в Англии, России, Германии, и иных европейских странах. Однако, этого не случилось, так как генерал-инспектор кавалерии Брудерман не считал такой вид униформы необходимым для своего рода войск. Таким образом в 1914 года кавалерия австро-венгерской империи приняла участие в первых сражениях войны в традиционной униформе ярких цветов, представляя собой превосходную мишень для вражеских стрелков. Только вьючные пулеметные команды в 1908 году, наряду с пехотой, получили защитную форму серого цвета.
Обычно отказ от введения защитной формы трактуется как показатель отсталости высшего военного руководства империи, его приверженности традициям даже вопреки здравому смыслу. На самом деле причины были сложнее, и находились они, как ни странно, в области оперативно-тактической. Имея в качестве наиболее вероятного противника в будущей войне Россию, командование вооруженных сил Австро-Венгрии предполагало, что с началом военных действий многочисленная и хорошо подготовленная русская конница «хлынет» на территорию страны, сметая все на своем пути.
Для противодействия этому, австрийская кавалерия с началом войны должна была развернуться вдоль границы для прикрытия мобилизации, а затем упреждающими ударами встретить неприятеля, разбить его и, при благоприятных условиях, вторгнуться на вражескую территорию. Кавалерия должна была действовать исключительно в конном строю, значительными массами и ни о какой маскировке или длительном огневом воздействии на противника при такой тактике речи идти не могло. Кроме того, предполагалось, что будущая война не может быть длительной и закончится в течение нескольких месяцев.
Сочетание всех этих факторов породило уверенность, что конница должна быть готова преимущественно к кавалерийским схваткам в сомкнутом строю, чему и уделялось больше всего внимания на маневрах различных уровней. Не последнюю роль играла и возможность блеснуть ярким зрелищем перед наблюдавшими за маневрами гостями и начальством. Разумеется, при таком использовании этого рода войск, защитное обмундирование было почти бесполезно, зато красивая традиционная форма поддерживала «кавалерийский дух».
Единственной уступкой требованиям времени можно считать введение в 1910-1911 годах нового образца кавалерийской блузы, по покрою подобной пехотной, но без погон. Все чаще она заменяла мундир на занятиях и маневрах. Однако она была не защитного, а по-прежнему синего цвета (из серого сукна ее стали шить уже в ходе войны).
Таким образом получилось, что австро-венгерская кавалерия вступила в первую большую войну XX века в обмундировании прошлого века.

Отличия офицеров кавалерии Австро-Венгрии

Отличием, заменяющим офицерский шарф, в кавалерии служила лядунка с перевязью, носимая через левое плечо. Лядунку полагалась носить во всех случаях в строю, в том числе и на походе; реально же ее в военное время использовали далеко не всегда.

Кавалерия Австро-Венгрии в Первую мировую войну
Офицерская лядунка — основное ранговое отличие кавалерийских офицеров при всех формах одежды

Она представляла собой небольшую (6,5 x 12 x 3,5 см) коробочку из красной сафьяновой кожи с выпуклой серебряной крышкой; свое функциональное предназначение (патронташ) лядунка практически утеряла, но осталась ранговым отличием.
Крышка была фигурной формы с закругленными углами и украшалась золоченым двуглавым имперским орлом, по наружному краю шел позолоченный бортик в виде растительного орнамента. Боковые стенки представляли собой серебряные пластинки с изображением так называемых «воинских арматур» или «трофеев» — знамен, старинных пушечных стволов и ядер, скрещенных сабель, пик.
Теоретически внутри лядунки должны были помещаться 18 запасных патронов к револьверу, на практике же в описываемый период этим, как правило, пренебрегали, чаще всего вместо этого помещая туда запасные белые перчатки или иные личные вещи.

Перевязь к лядунке представляла собой ремень из красного сафьяна шириной 3,4 см, обшитый золотым галуном шириной 2,2 см с черным просветом посередине шириной 1 мм. Для регулировки по длине использовались шестиугольной формы пряжка, запряжник и фигурный наконечник из посеребренного металла, которые при надетой лядунке находились на спине.

Офицерам, как и их подчиненным, полагалось в походе накрывать свои парадные головные уборы водонепроницаемыми чехлами серого цвета на шелковой подкладке. Однако, часто вместо этого применялась особого рода имитация: из пластичной массы типа папье-маше изготавливался предмет, повторяющий цвет и форму головного убора, упакованного в чехол, но несравненно более легкий.

Штаб-офицеры для большего отличия носили на обшлагах своих ментиков или курток положенный им галун.

Офицерское пальто было аналогично пехотному, но из коричневого сукна.

Кроме строевых брюк для верховой езды из крапового сукна, разрешены были для употребления во время повседневных занятий брюки серо-синего цвета такого же покроя. Вне строя разрешалось ношение брюк навыпуск прямого покроя серо-синего (реально — почти черного) цвета с выпушкой крапового цвета.

Повседневное офицерское кепи и темляк были тех же образцов, что и в пеших войсках. В военное время распространилось ношение офицерами в качестве повседневного головного убора фуражной шапки солдатского образца.

Холодное оружие носилось на поясной портупее, надевавшейся под мундир. При парадной форме пасовые ремни портупеи украшались золотым галуном с черным просветом.

 

Изменения в униформе кавалерии Австро-Венгрии в Первой мировой войне

Исчезли из употребления парадные головные уборы.
Сукно серого защитного цвета на ментиках и куртках постепенно заменило ткани других цветов. Фуражные шапки стали изготавливать из темно-коричневого шинельного сукна, а затем из серого. С декабря 1914 года эскадроны пополнения в кавалерийские полки отправлялись уже только в обмундировании защитного цвета. Однако в действующих частях еще почти весь 1915 год обмундирование представляло собой смесь предметов защитного цвета и изготовленных в мирное время «цветных» вещей.

При изготовлении защитной формы, блюдя полковые традиции, старались сохранить свой, кавалерийский покрой предметов обмундирования, расшивку (которую теперь приходилось выполнять зеленым или коричневым шнуром) и другие традиционные детали. Ввиду нехватки тканей и другого сырья это было достаточно трудно, и к концу войны различить пехотинца и кавалериста, несущих рядом службу в окопах и одетых в одинаковые блузы, стало достаточно сложно.
Пожалуй, последним заметным отличием оставались высокие кавалерийские сапоги, на которых зачастую все еще продолжали носить шпоры, несмотря на их явную непрактичность при окопной службе. Но и ботинки с обмотками получили «права гражданства» в спешенных подразделениях. На подкладку и опушку курток и ментиков употребляли теперь любой пригодный мех, не глядя на его цвет; часто от меховой подкладки вовсе приходилось отказываться в видах экономии.
С лучшей стороны показала себя коричневая кавалерийская шинель, практически без изменений прошедшая всю войну, только пуговицы на ней заменяли костяными или обтягивали тканью.

Для лучшего различия полков на фуражную шапку стали нашивать литеры «D» (драгунский), «U» (уланский) или «Н» (гусарский) с номером полка.

Новостью в снаряжении стал носимый шанцевый инструмент (лопатки, ломы, кирки) пехотного образца, а также штыки.

Поделитесь с друзьями

Ваша оценка статьи:

1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Источники информации

1. Адаменко, Прищепа «Кавалерия Австро-Венгерской армии»
2. Barcy Z., Somogyi G. Magyar Huszarok. Budapest, 1987.
3. Judex M. Uniformen Distinktions- und Sonstige Abzeichen der gesamten Österr.-Ung. Wehrmacht. Troppau, 1904.
4. Nowakowski T. Armia Austro-Wegerska 1908-1918. Warszawa, 1992.
5. The Hungarian Hussar. An illustrated history. Budapest, 2000.
6. Веремеев «Униформа и знаки различия Австро-венгерской армии 1914-1818гг.»

наверх